Назад к списку

ПАЛЕЦ 

   --Эта стерва чуть не откусила мне палец!—воскликнул Родерих—да что о себе возомнила дочь Юлиана, если воротит нос от владыки Испании!? 

     --Напрасно вы ее обесчестили сир—устало ответил Теодорих(владетель восточного побережья Иберии)—у ее отца могучий флот, способный перевезти полчища неверных из Африки к нам.

     --Юлиан воюет с маврами—махнул рукой Родерих—ему не до мести за попранную честь дочери, неровен час, Муса сотрет с лица земли его город. 

     Трудно представить боль уязвленного честолюбия графа, над чьей дочерью надругались...сложно вообразить себе весь ужас, заполнивший сердце Юлиана, когда он услышал о печальной участи его любимой Кавы....но можно почувствовать, даже читая эти строки, как гнев, разъедающий душу и разум, пестует в уме несчастного отца планы о мести... Лишь крайне беспечный и недальновидный властитель не обратит на это внимания. 

      Наместник Сеуты—последнего христианского оплота на севере Африки, граф Юлиан, заключает перемирие с Мусой, и обязуется переправить его войско на своих кораблях через Гибралтарский пролив.

     В 711-м году, мавры высаживаются на Гибралтарской скале, и за последующие три года покоряют почти всю Испанию. 

       В битве при Гуадалете, где столкнулось объедененное воинство вестготов с захватчиками, пал король Родерих.В одну из последних минут жизни, он взглянул на шрам на пальце, оставленный зубами Кавы, и произнес: 

   --Сей перст, направил врага на Испанию, он мне более не надобен.Король прижал палец к луке седла, и отсек его ударом кинжала. 

     Рыбы, беспечно и недальновидно общипывающие отрезаный перст , покоящийся на дне Гуадалете, не могли знать, что пожирают причину начавшегося в Иберии восьмисотлетнего мавританского ига... 

 Андрей Малажский.