Назад к списку

ПЕРВОПРОХОДЦЫ 

    Людская молва продливает жизнь великих героев на века. Например, царь Спарты- Леонид, герой Фермопил, считал себя потомком Геракла в двадцатом колене, что позволяет нам предположить, что Геракл жил приблизительно три тысячи лет тому назад.Но царь Агамемнон-разрушитель Трои, жил три тысячи двести лет назад, и для него легенды о силаче-полубоге уже были преданиями седой старины.Подобных примеров множество, схожая участь постигла и тех, о ком я сейчас поведу сказ. 

   1238 год до нашей эры. 

    Пятьюстами лигами северозападнее побережья Египта, одинокая финикийская триера дрейфовала в открытом море, унесенная штормом далеко от берегов, и привычных торговых путей. Матросы приводили судно в порядок после бури.

 --Вижу данайский парус по правому борту!—прокричал с мачты вперед смотрящий.

    Капитан «Астарты» всмотрелся в указанную сторону. К нему подошел боцман:

 --Торгуем, грабим, удираем?—спросил он.

 --Ждем—ответил капитан. 

    Корабли сблизились. Данайцы выбросили белый флаг, и челноки были спущены на воду, чтобы капитаны смогли встретиться, и поговорить на безопасном расстоянии от обоих судов.

   --Не стоит брать нас на абордаж—заявил данаец, после короткого приветствия. Он был так юн, что капитан «Астарты» усомнился, что имеет дело с главным.

 --Наш корабль больше, и таран крепче—заметил финикиец. 

  --У вас гребцы-рабы, а у нас воины...наш корабль перегружен, но не товарами, а людьми, нас больше—парировал данаец—предлагаю избежать ненужного кровопролития, и заняться делом, которое, я полагаю, будет интересным нам обоим...

 --Слушаю внимательно.

    Юный данаец кашлянул, и продолжил:

 --Вообщето мы не данайцы, но плаваем под их флагом, ибо нынче так безопаснее. Мы -уцелевшие жители павшей Трои, а меня зовут Эней. 

 --Троя пала четыре месяца назад, где же вы болтались все это время?—спросил финикиец.

 --И четырех лет может не хватить, чтобы найти новый дом. Из разрушенной Трои мы поплыли к острову Гавдес. Еще покойный Гектор говорил мне, что в одной из стычек с данайцами, полностью перебил отряд, прибывший из Гавдеса. Вот я и рассудил, что направившись туда, с легкостью смогу захватить этот небольшой остров, на котором остались лишь старики, женщины и дети. Так мы и сделали. Овладев островом, мы закрепили на нашей триере данайский парус, принимали все одинокие корабли, заходящие в гавань Гавдеса, но не выпускали никого, дабы сохранить втайне наше пребывание там. Я знал, что мы там осели не навсегда, ведь однажды приплывет сразу несколько судов, и нам уже с ними будет не справиться. Но, волею богов, на Гавдесе мы получили передышку на несколько месяцев, залечили раны, отдохнули душой, привели в порядок нашу триеру, и получили интересные сведения от приходящих судов. 

    Финикиец подавил зевок, и с интересом уставился на собеседника. 

   Эней продолжал: 

--Сведения такие: Агамемнон, прибыв к берегам Эллады, застал ее в огне. Оказалось, в его отсутствие, многочисленные племена с севера вторглись в Грецию, захватили все малые и средние города, а с большими, такими как Микены, Тиринф, Спарта, договорились об объединении. Армия Агамемнона, обескровленная войной с Троей, не смогла бы воспрепятствовать этому союзу. Об этом ты возможно еще слышал.Финикийский капитан утвердительно кивнул. -- Владыки севера заинтересовались кораблями Агамемнона, и сокровищами, что хранит за морем Египет, а также царством хеттов. Буря занесла вашу «Астарту» далеко на запад, и вы, должно быть не знаете, что прямо сейчас все восточные воды окрасились в багровый цвет. В морских сражениях учавствую сотни и сотни кораблей. Фараон проигрывает одну битву за другой, но Египет пока силен, и еще очень долго весь восток будет охвачен войной. «Астарта» ведь из Тира?—вдруг спросил Эней. 

    Финикиец, помедлив, вновь кивнул.

 --Вам не пройти домой, не миновав стычек с «народами моря»--как окрестили союз данайцев и северян египтяне. Побоища в восточных водах будут продолжаться месяцами...а то и годами—слишком могучие силы столкнулись, и я не знаю, какую позицию займет ваш Тир, что означает, что вам нужно опасаться обеих сторон...

 --Ты, кажется, хотел мне что-то предложить?—прервал Энея капитан «Астарты». 

--Да—ответил юноша—думаю, что нам обоим путь на восток и на север закрыт....воды, в которых мы сейчас находимся тоже небезопасны. Предлагаю вместе податься на восток, пока не покинем моря, где еще можем встретить вражеские флотилии...

 --В «дикие моря»?

 --Именно, ...там троянцы будут искать новый дом, а вы, быть может, сумеете найти с кем поторговать...—закончил Эней. 

    Финикиец, возвращающийся после переговоров на свой корабль ликовал. Он всю жизнь мечтал отправиться в странствия на запад, ему нужен был лишь подходящий повод, и предлог. 

    Поднявшись на палубу «Астарты», капитан приказал трубить общий сбор. Собравшимся матросам он сказал так:

    «...Братья! Мы только что оправились от последствий шторма, но до нас дошли вести о новых испытаниях.....Египет, куда мы направлялись с грузом цветного стекла, полыхает в огне пожарищ, путь туда закрыт. Родной Тир, да хранит его Мелькарт, нам недоступен, ибо все восточные моря сейчас единое поле боя... Торговать в освоенных землях сейчас не с кем, все воюют, но мы можем сделать то, что до нас не отваживался сделать ни один финикиец—мы поплывем на запад, так далеко, как только сможем...к диким берегам..где живут люди, с медным и каменным оружием , одетые в звериные шкуры. Мы явимся к ним в сияющих бронзовых доспехах с железными мечами...мы снизойдем до них с корабля, как боги, однажды спустившиеся к нам с небес. Мы станем для них новымии богами... Наше цветное стекло дикари никогда не видели, они охотно выменяют наши безделушки на истинные сокровища, как если бы то были не стекляшки, а истые рубины и изумруды. Нас запомнят, как небесных исполинов, впервые явившихся к людям....................Мы дадим себе новые имена, такие же, как у наших богов, чтобы дикари вечно хранили придания о том, как великие финикийские боги снизошли до них, и подарили им письменность , вино и оливковое масло, и забрали у них лишь сущую безделицу....то, что им никогда не было нужно—золото, серебро, медь и железо..................а теперь запомните ваши новые имена...ты будешь Бел,...ты-Дагон, ты-Хаммон................»

 --Назовем капитана Мелькартом!—выкрикнул боцман, ставший Белом—в честь покровителя родного Тира, и многие открытия на нашем пути посвятим ему... 

    Матросы одобрительно загомонили.«Астарта», и троянский корабль отправились на восток......

  --Когда окажемся в «диких морях», что будем делать с троянцами?—спросил Мелькарта Бел—поторгуем, ограбим, или удерем? 

--Подождем—ответил Мелькарт. 


 ПЭ.ЭС. : ... на пути у «Астарты» было много приключений....корабль, управляемый «богами», откроет Гибралтарский пролив, и его команда поставит по берегам пролива «Мелькартовы столпы», которые греки станут называть Геркулесовыми; эти люди заложат древнейший город на западе, который ныне известен как Кадис......

.....юноша Эней, со своими спутниками, будет еще много лет скитаться по морям, и однажды пристанет к полуострову, где троянцы смешаются с племенем латинов, и потомки этих людей, спустя века, заложат Вечный город—Рим.

 ...римский поэт Вергилий, напишет поэму о скитаниях Энея, согласно которой, юноша чуть не женится на Дидоне-первой царице Карфагена(уроженке Тира), хотя она и жила четырьмя веками позже описанных мною событий............чтож...век героев долог в человеческой памяти...


 Андрей Малажский.