Назад к списку

ВЕЛОСИПЕД 

    На испано-английской границе, что между городами Ла Линия и Гибралтар, стоит памятник: коренастый мужичок, лет пятидесяти, неспешно идет в сторону пропускного пункта таможни, и ведет подле себя старый раздолбанный драндулет—велосипед. 

    К багажнику велека приделан деревянный ящик. Он пуст.Под памятником, на постаменте, надпись на табличке:

   «монумент, посвященный испанскому рабочему, труждающемуся в Гибралтаре»

    Ах, если бы табличка вещала правду! Но истина, слишком щекотлива, чтобы выставлять ее напоказ. Она такова: 

     В пятидесятые годы прошлого века в Гибралтар ежедневно хаживал испанец по имени Анитонио, и неизменно вел подле себя старый велек. Когда он проходил на английскую территорию, деревянный ящик был пуст, но когда, вечером, Антонио возвращался с работы домой, ящик был заполнен обыкновенными булыжниками.

    Британские таможенники недоумевали:

 --Ты зачем камни везешь? 

--Ну как же?—отвечал Антонио—я-испанец, и я не согласен с тем, что Гибралтар принадлежит Англии, вот и труждаюсь по мере сил-вывожу скалу на родину...

     Досмотрщики в ответ крутили пальцем у виска, но пропускали рабочего... 

    Шли годы, время от времени, работники английского пропускного пункта интересовались у Антонио: 

--Ну как? Большую ли часть скалы вывез? 

   На что тот, без тени смущения отвечал: 

  --Процесс идет по плану... 

    И только через пятнадцать лет раскрылось, что все таки происходило на самом деле: 

    В те далекие времена, в Испании, в дефиците были очень многие товары, в том числе и велосипеды.Сформировалась могущественная мафия, члены которой искали по всему Иберийскому полуострову отжившие свой век велеки.Антонио, каждый день провозил их через таможню, на британский анклав,....выбрасывал в воды бухты Альхесирас а, покупал новый велосипед такой же, или схожей со старым модели, перекрашивал его под утренний драндулет, и, под видом вывоза булыжников провозил через таможню новехонький агрегат... 

    Так что, если бы власти Испании не боялись оглашать нелицеприятную правду, то на табличке под памятником Антонио, красовалась бы надпись:

    «монумент испанскому контрабандисту, работающему в Гибралтаре».


 Андрей Малажский.